EUR 80.27 USD 71.23
Курс валют на 11.07.2020

Юрист Анатолий Фурсов рассказал о сервисе судебных инвестиций в России

Отложенное финансирование судебного процесса является довольно распространенным в развитых западных странах механизмом. А вот в России компаний, которые бы предоставляли своим клиентам такие услуги, практически нет. Поэтому нередко гражданам, которые хотели бы отстоять свои права в судах, но не располагают достаточными финансовыми ресурсами для этого, приходится отказаться от столь затратных идей.

В то же время, многие из них даже не догадываются, что в России у них действительно есть возможность привлечь к процессу так называемые судебные инвестиции, иными словами, получить необходимые средства от сторонних инвесторов, не попадая при этом в долговую яму. О том, как работает этот механизм в российской практике и как можно добиться подобных результатов, рассказал эксперт в сфере финансирования судебных дел, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры», а также соучредитель юридического партнерства Galax Анатолий Фурсов.

Прежде всего, отмечает Фурсов, такой механизм, как отложенное финансирование судебного процесса, становится настоящим спасением для тех людей, у которых есть все основания для подачи иска, имеется серьезная доказательная база и готовность отстаивать свою правоту, но нет достаточного финансового ресурса, чтобы начать судебные разбирательства. Именно для этой категории граждан судебные инвестиции становятся идеальным вариантом выхода из ситуации. И если в странах вроде США, Великобритании и других такой инструмент уже давно стал популярным и распространенным, то для российской юридической практики он пока еще является передовым словом.

По словам эксперта, на западе практика внешнего финансирования судебных разбирательств называется Third Party Funding (TPF), а впервые ее узаконили еще в середине семидесятых годов в Великобритании. До США и Австралии этот механизм добрался позднее – ближе к девяностым годам. И именно американская юридическая система сумела наглядно продемонстрировать всему миру, что данная модель является предельно жизнеспособной. За один только 2017 год суммарный объем инвестиций в судебные иски в этой стране составил около 3 миллиардов долларов. Причем, для поиска инвесторов у потенциальных истцов в Соединенных Штатах есть сразу пять довольно крупных площадок, а модели финансового взаимодействия в их рамках могут быть самыми разнообразными. Нередко в США для этого применяется даже такой инструмент, как краудфандинг, когда деньги на суды собираются мелкими долями путем коллективного инвестирования. Разумеется, самым удобным вариантом для клиента является тот, при котором расходы и все судебные издержки берет на себя юридическая компания. В таких случаях работа ведется более оперативно, и адвокатам нет нужды согласовывать свои действия с третьей стороной. Впрочем, даже в США получить эту услугу не так просто, поскольку юристы тоже опасаются за свои деньги и предпочитают не рисковать ими без оценки перспектив дела.

Между тем, подчеркивает Фурсов, дел, которые были бы выиграны в судах при подобном инвестировании, американская практика насчитывает немало. Самым крупным из них юрист называет коллективный иск почти 10 тысяч сотрудников полиции, пожарной и спасательной служб Нью-Йорка, которых городские власти не обеспечили защитными средствами при ликвидации последствий знаменитого теракта 11 сентября 2001 года. В результате, для иска против властей «Большого яблока» пострадавшим удалось привлечь инвестиций на общую сумму в 35 миллионов долларов, а суд впоследствии присудил в пользу ликвидаторов компенсацию в размере 712,5 миллионов. Разумеется, инвестор при этом получил причитающееся ему вознаграждение.

Что же касается российской реальности, в которой в судах редко присуждаются столь баснословные суммы компенсаций, то и в этом случае у граждан страны есть все шансы получить стороннее инвестирования для перспективных исков. Как утверждает Анатолий Фурсов, сегодня в России подобные инструменты успешно работают, пусть и не являются распространенными повсеместно. «Профессионалы своего дела стараются не ориентироваться на какие-то заоблачные цены. Тем более, что рынок судебных инвестиций в стране пока проходит лишь этап становления, но на нем уже появились крупные игроки, которые вполне способны проинвестировать потенциальных истцов, не имеющих достаточных средств для ведения оплаты расходов на судебный процесс. Между тем, средств может потребоваться немало, начиная от оплаты государственной пошлины и экспертиз, заканчивая поиском свидетелей и оплаты гонораров профессиональных адвокатов, поскольку с юристами слабого уровня в таких делах лучше не связываться», - отмечает специалист.

Кроме того, как отметил Фурсов, сегодня в России действует три основные платформы, которые уже ввели в свою специализацию работу по судебным инвестициям. Это Galax, сооснователем которой он является, а также Sudinvest и Platforma. Причем, Sudinvest и Platforma работают по принципу привлечения инвесторов со стороны, просто публикуя соответствующую информацию на своих сайтах. Именно такая модель инвестирования судебных процессов сегодня является самой распространенной на Западе, поскольку не несет никаких обременительных обязательств для компании, предоставляющей юридические услуги. А вот Galax отличается от них тем, что сумел создать симбиоз сразу из двух важнейших составляющих успеха: собственный штат опытных и высококвалифицированных юристов, а также собственные средства для прямого финансирования перспективны судебных процессов.

Общество
Добавил: Михаил Сосновский 30-06-2020, 21:04

Читайте также
Добавить комментарий


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Просмотреть все новости