EUR 75.54 USD 66.62
Курс валют на 16.11.2018

Сергей Прокудин: «Русская школа пластической хирургии похожа на американскую»

Сергей Прокудин: «Русская школа пластической хирургии похожа на американскую»


Пластические хирурги в последнее время все меньше оперируют, беря на вооружение методики косметологов. Известный в России пластический хирург Сергей Прокудин в начале ноября едет в Прагу, чтобы провести авторский мастер-класс о том, как корректировать возрастные изменения и улучшать внешний вид, не прибегая к операции. Подробнее об этом он рассказал нашему изданию.

Ваш авторский мастер-класс называется «Три кита безоперационной бьютификации лица». От хирурга слышать слово “безоперационный” неожиданно. Вам разонравилось оперировать?

В современной пластической хирургии это неожиданным не является. По статистике, ведущие американские хирурги процентов 40% манипуляций сегодня проделывают без скальпеля, используя филлеры и ботулотоксины. Сейчас есть множество вещей, которые в принципе не нужно оперировать. Если сделать все правильно, безоперационные методики дают хорошие результаты. Кроме того, хирурги могут все-таки пойти чуть дальше косметологов. Например, столь популярная сегодня в Европе методика волюмизации, когда утраченные с возрастом объемы восполняются с помощью специальных препаратов для скульптурного моделирования лица – волюмайзеров. Так вот это - именно хирургическое изобретение.

Возможно, пластические хирурги просто идут на поводу у своих пациентов, которые предпочитают менее травматичные методы?

Мы просто стараемся достичь оптимального результата, идя по пути наименьшего сопротивления. Различные методики, которые сейчас на вооружении у пластических хирургов, это просто инструменты. Ты ставишь задачу и выбираешь инструмент. К любому месту можно дойти разными путями. И всегда нужно ходить самым коротким путем. Жизнь показывает, что самый короткий путь – он самый простой и самый результативный. Знаете, Пирогов (Николай Пирогов – хирург и анатом) говорил, что если за окном услышал цокот копыт, там зебру не увидишь, там лошадь будет.

Что можно изменить на лице, не прибегая к операции?

Все что связано с объемными изменениями на лице сегодня можно сделать филлерами. Филлер очень во многом заменяет протезирование, например, подбородка, скуловых и височных зон. Когда я стал использовать филлеры в передней средней трети лица, то операции в этой зоне практически перестал делать. Потому что филлеры более эффективны при меньшей травме. Есть большое количество методик, где проще обойтись филлерами. Да это будет не так долгосрочно. С другой стороны, срок действия хорошего волюмайзера – от полутора до двух лет при хорошей болюсной технике (когда препарат укладывается очень глубоко на надкостницу – прим Ред.).

Чем косметологам может быть интересен ваш авторский курс?

Я могу многому научить. Мне повезло, я общаюсь практически со всеми мировыми анатомами, такими, как Брайан Мендельсон, Ив Сабан, доктор Али Пираеш, с рядом американских докторов, которые сегодня формируют взгляд на анатомию в принципе и на анатомию старения лица шеи, в частности. Все, что в дальнейшем обсуждается на всех мировых конгрессах по эстетической медицине, на моем курсе можно узнать из первых рук на понятном русском языке. Второе – это практическое применение этой анатомии к основным косметологическим методикам. Я, прежде всего, жесткий практик, я много оперирую. Вот уже 21-й год пошел, как я этим занимаюсь.

И хотя основные косметологические методы, такие как филеры, ботулотоксины и нити, известны, практически ежегодно появляются новые концепции, которые позволяют более безопасно, эффективно и пролонгировано дать пациенту то, что нужно. И наконец, на своем курсе я всегда много внимания уделяю безопасности. Безопасность - одна из самых больших проблем современного косметологического мира. Проводя большое количество анатомических курсов, я вижу, что по-прежнему есть большое количество зон, которые не очень хорошо понимаются. А если их объяснить, можно избежать большого количества осложнений, таких как ишемия, гиперкоррекция, повреждение нервов и сосудов. У меня довольно четкая и верифицированная информация о том, как все это работает, потому что все причинно-следственные связи все-таки лежат в анатомии.
Сергей Прокудин: «Русская школа пластической хирургии похожа на американскую»
Сергей Прокудин на диссекционных курсах со слушателями в ходе практического занятия.


Какая необходимость проводить эти курсы в Праге?

Диссекционная часть анатомического курса, организованного компанией Medical Esthetic, проходит на базе Анатомического института Карлова университета. В России пока, к сожалению, есть энное количество законов, которые ограничивают возможность работы на биологическом материале. Это – проблема, современные студенты больше учатся на муляжах, чем на трупах. Нормальный хирург любую новую методику отрабатывает на трупном материале. Симуляция практики - единственный путь ответить на те вопросы, которые возникают, когда к тебе приходит пациент. И в Карловом университете существует такая возможность, здесь есть секционные залы, где работают студенты. Анатомия сегодня может ответить практически на все вопросы. А моя задача простая, после таких курсов косметологи легче колют, начинают работать без страха и сомнений. Потому что сомнения рождают не очень хорошие результаты.

Для чего хирургам участвовать в диссекции? Разве у них еще остаются какие-то вопросы по анатомии?

Это интересно, зуд естествоиспытателя, если хотите. Каждая диссекция таит в себе что-то новое даже для хирурга. Некоторое количество концепций, которые я обнародую, родились именно в диссекционном зале. И те люди, с которыми я работаю, уходят в 10 часов вечера просто потому, что им интересно. Есть такие сумасшедшие, но именно они двигают, в общем-то, науку.

В какой стране сейчас интереснее всего в отрасли? Куда устремляются взгляды всех пластических хирургов?
Однозначно в США. Америка уже давно диктует нам моду, потому что основные методики приходят оттуда. Практически все новое, что происходит в мире пластической хирургии, компилируется именно там. Например, американский журнал Plastic Reconstruction Surgeons. Напечататься там для профессионала - счастье. Конечно, есть французская, итальянская и другие школы, но Америка изначально была пионером отрасли. Потом американцы аккумулируют большое количество национальностей, и как следствие, предлагают более универсальные методики. Русская школа пластической хирургии только начинает формироваться, и она очень похожа на американскую по концептам.

Прокудин Сергей Владимирович. Российский пластический, эстетический и реконструктивный хирург. Ведет практику с 1999 года. Почетный член SIDE (Итальянское общество эстетических хирургов), член ASSECE (Европейская ассоциация эстетической хирургии), член BAAPS (Британская ассоциация эстетических пластических хирургов), член EAFPS (Европейская Ассоциация Лицевых Пластических Хирургов), главный редактор по эстетической хирургии научно-практического журнала «Эстетическая медицина», член интернационального редакционного совета журнала "Approaches to Aging Control". Автор более 30 статей по специальности в российских и зарубежных журналах.

Medical Esthetic. Чешская компания, лидер на рынке эстетической медицины и косметологии в Чехии и ряде стран Центральной Европы. Компания была создана в 2000 году, а с 2009 года ведет образовательную деятельность в области повышения квалификации врачей и медицинских работников.
Сергей Прокудин: «Русская школа пластической хирургии похожа на американскую»
Практическое занятие в Анатомическом институте Карлова университета (Прага, Чехия).



 
Общество
Добавил: Роман 19-10-2018, 14:54

Читайте также
Добавить комментарий



Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив



ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ